База книг » Книги » Драма » Учёный - Георгий Константинович Левченко 📕 - Книга онлайн бесплатно

Книга Учёный - Георгий Константинович Левченко

30
0
На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Учёный - Георгий Константинович Левченко полная версия. Жанр: Драма / Разная литература. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст произведения на мобильном телефоне или десктопе даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем сайте онлайн книг baza-book.com.
Книга «Учёный - Георгий Константинович Левченко» написанная автором - Георгий Константинович Левченко вы можете читать онлайн, бесплатно и без регистрации на Baza-Book.com. Жанр книги «Учёный - Георгий Константинович Левченко» - "Драма / Разная литература" является наиболее популярным жанром для современного читателя, а книга "Учёный" от автора Георгий Константинович Левченко занимает почетное место среди всей коллекции произведений в категории "".

Внимание! Книга может содержать контент только для совершеннолетних. Для несовершеннолетних чтение данного контента СТРОГО ЗАПРЕЩЕНО! Если в книге присутствует наличие пропаганды ЛГБТ и другого, запрещенного контента - просьба написать на почту [email protected] для удаления материала

Произведение посвящено взаимоотношениям науки с религией, властью и народом, а также состоянию научного сообщества. Главный герой, лишившийся в прошлом статуса профессионального учёного, получил возможность объективно оценивать роль и перспективы научного способа познания в современной российской действительности. Подходит для широкого круга читателей.

Шрифт:

-
+

Интервал:

-
+

Закладка:

Сделать
1 2 ... 39
Перейти на страницу:

УЧЁНЫЙ

трагедия

автор Левченко Георгий Константинович

Персонажи

Прозоров Иван Петрович                  внештатный преподаватель всемирной истории в одном из московских университетов

Шатохин Сергей Юрьевич                  доцент кафедры исторических наук в университете

Городецкий Пётр Иванович                  ректор университета

Шатохина Олеся Вячеславовна            безработная

Шатохина Ирина Юрьевна                  её дочь, сестра Шатохина, студентка университета

Гринберг Семён Арнольдович            пенсионер

Аверина Елена Семёновна                  его дочь

Скакунов, Аресьев, Мальцев                  коллеги Прозорова по кафедре

Полина                                    жена Городецкого

Дарина Збарская, Виолетта Тривиайло      студентки университета

Голядин, Пасчинский                        студенты университета

Клочкова, Лацис, Тропинкина            чиновницы университета преклонного возраста

Ромуальд Игнатьевич

Лапин

Потоцкий

Марианна Исаевна Остлихтенберген

члены диссертационной комиссии

Жена Мальцева Катя, их сын Стасик, Тёща Мальцева, Закоренелый преступник, Судья, Пристав, студенты на лекциях и присутствующие на защите

Окружение: аудитория университета, у аудитории, кабинет в университете, квартиры разных персонажей, улица, туалет в университете, ресторан, тюремные помещения, зал судебных заседаний

ДЕЙСТВИЕ обыкновенное

Сцена занимательная

(аудитория)

Прозоров

Первую лекцию я начинаю

Лишь изложением видимых фактов.

Мы в ощущениях их получаем,

Ищем какого-то им объяснения

И, увлечённые этим последним,

Часто о фактах самих забываем.

Но иногда, суетой пресыщаясь,

Мы возвращаемся будто бы к сути,

Смотрим назад и не видим дороги,

Только лишь хаос следов на песке.

Долго плутали и путь потеряли,

Что пожелали, отнюдь не познали,

Найден какой-то в процессе ответ,

Значит должны сочинить и вопрос.

Вам не понятно, о чём разглаголю?

Кажется бессодержательной речь?

Можете вы мне тогда пояснить,

Что же такое история мира?

Рук не тяните, спросил я формально.

Первый вы курс мой за долгие годы,

Я и не думал, что нынче студенты

Столь легковерны. А, впрочем, не суть.

Мнения вашего знать не желаю.

После тяжёлых годов обучения,

Не побоюсь, искромётных прозрений,

Сможете дать достоверный ответ.

Сей я вопрос задавал без сомнений,

Что на него не найдут объяснений.

Взглянем-ка мы на людское начало,

В тусклость пещеры, в которой наш предок

Жил на краю ужасающей смерти,

Но успевал и третировать ближних,

Чтоб за их счёт отодвинуть погибель,

И помолиться тому, что ему

Некую выгоду часто сулило.

(Это, однако, и ныне встречаем.)

Мы человечества с вами начало

Отождествим с той наукою странной,

Коя нам факты для мыслей бросает.

Археология – странное дело,

С чем обращались когда-то презренно,

Видится ей преисполненным смысла.

Ложки, уздечки, ночные горшки

Боготворит бедолага тем паче,

Чем они старше, разбитей, поганей.

Выбрав такую метафору, должен

Предостеречь от бесплодных иллюзий,

Что пребывает история ныне

На высоте умозренья и смысла.

Ежели кто-нибудь скажет сегодня:

«Как позабыли мы каменный век,

Коий продлился в десятки раз дольше

Нами изученных цивилизаций,

Так и подобное с ней приключилось,

Археология в прошлом осталась,

Знания оной с теорией слиты,

Нечего более дать ей потомкам», –

Будет всемерно неправ и осмеян.

А почему? Вы вокруг посмотрите.

Это истории славный конец,

Иль бесконечное лишь созидание?

Те, кто с последним согласен, останьтесь,

С первым – оставьте науку в покое,

В ней вам не место, здесь мыслят иначе,

Лучше вам выбрать занятье другое.

Всем, кто остался, теперь задаю

Без передышки вторичный вопрос:

Коль настоящее столь непосредственно

И созидается в каждом мгновении,

То отчего поколеньям прошедшим

Жизни свои вдруг оценивать менее,

Чем мы свои настоящие ценим?

И, наконец, мой последний вопрос:

Может случиться, они полагали,

Что родились, да и жили, для нас,

Для поколений грядущих, им чуждых,

Будто совсем понарошку, иль всё же

Жили взаправду, как сами желали

И без оглядки на будущность мира?

Мне очевиден ответ. Он простой.

Значит вернёмся к вопросу сначала,

Я повторюсь, но немного иначе:

В чём смысл истории? Вот для того

Лекции я и намерен читать.

Может привидиться, нет его вовсе.

Это не так, он имеется, правда,

Не умещается в те представления,

Что вы успели уже получить.

Я лишь хочу, чтоб вы поняли… Лучше!

Чтоб непосредственность вы ощутили

Всё, что прошло, что имеется, будет,

Связность, наглядность, путь, цель и исток,

И непрерывность единой дороги

От первобытных общин до империй.

Впрочем, не скрою, лишь только затем,

Чтоб осознали ничтожество мысли

В всех грандиозных событиях, или

Сколь малочисленно племя людей,

Кои события эти творили.

Правда, последнее нужно подробней

Мне пояснить на примере одном.

Гляньте-ка вы на родителей ваших,

Я полагаю им столько же лет,

Сколько и мне, а, возможно, и меньше.

С множеством благ и новинок они

Дружат гораздо паршивее вас.

Думаю, в технике это заметней.

А почему? Потому что для них

Это не жизнь, а причуда времён,

Личность росла их в иную эпоху,

В ней бы они и остались охотно.

Уничтожает возможность прогресса

Жажда людей сохранить всё, как было.

Мало кто смел оказался настолько,

Что преступил горизонты, и меньше

Тех, кто кончину свою пережил

И превосходство ума утвердил.

Все остальные принуждены были

Только тянуться за ними в хвосте.

Вот и разгадка о личностной роли.

Думаю, будет не лишним отметить,

Люди так жили везде и всегда.

Вышли на сцену две силы в процессе…

(последняя реплика стихает до неразборчивости)

Сцена нового поколения

(у аудитории)

Скакунов

Очень хорош, он действительно знает,

Как поднести свой предмет, но, однако,

Слишком Иван потерял много лет,

Преподавание требует время.

Сергей

Не помогло бы оно совершенно,

Судя о том, что мы слышим сейчас.

Курс его нынешний прост, примитивен,

Школьникам он лишь пригоден, науки

В нём ни на грош и настолько же смысла,

Каждому с первого курса известно

Всё содержанье его, он не нужен.

Скакунов

Вы погодите-ка, уж не его ли

Умерший батюшка ваш увольнял,

Ректором став?

Сергей

Я, признаться, не знаю,

Очень возможно. У мачехи надо

Это спросить.

Скакунов

На досуге спросите.

Я полагаю, что бывшего мужа,

Помнит прекрасно доселе она.

Сергей

Нет, не бывает таких совпадений,

Что-то напутали, Прозоров ей

Не был супругом.

Скакунов

А всё ж таки был.

Сергей

Сведенья эти откуда?

Скакунов

Вы что!

Знатно история их прогремела.

Сергей

Ну а подробней?

Скакунов

Подробней нельзя.

Эти события очень печальны,

Их неприлично теперь обсуждать

В светской беседе. И больше скажу,

Речи о близких способны затронуть

Личные и сокровенные чувства,

Даже невинный о них анекдот,

А об усопших особенно сильно.

Ненависть ваша для нас ни к чему,

Слухи упорные ходят, что близки

К власть предержащему вы одному.

Сергей

Вы говорите о Гринберге, что ли?

Бросьте, давно он в

1 2 ... 39
Перейти на страницу:

Внимание!

Сайт сохраняет куки вашего браузера. Вы сможете в любой момент сделать закладку и продолжить прочтение книги «Учёный - Георгий Константинович Левченко», после закрытия браузера.

Комментарии и отзывы (0) к книге "Учёный - Георгий Константинович Левченко"